?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Что-то в последнее время поголовье гениев сильно сократилось, особенно в области изящной словесности. Ищешь их днем с огнем, а натыкаешься непременно на непотребное. Вот я, например, очень люблю рифмованные строчки, если они являются ребрами настоящей поэзии, которая должна биться меж этих ребер, как сердце. Но ничего подобного не встречается. Все иссякло. Не назовешь же поэзией такое «откровение»:

Так надоела клевета,
Что невозможно жить.
И хочется найти жида,
Чтоб тут же замочить.

Если Есенин, скажем, выразил свое похмельное состояние «Мне б сегодня хотелося очень из окошка Луну обосцать», то нынешнему лирическому герою хочется не помочиться , а кого-нибудь замочить, и обязательно жида. И непременно в сортире, как предписал нацлидер. А его нет поблизости. А те, что есть, так к ним не подберешься – в Сколково сидят и что-то изобретают во славу русского народа. С жидом в России нынче напряженка: он почему-то не хочет, чтоб его мочили, и на глаза «патриотов» попадается редко. Если на российском ТВ слегка закомуфлированные евреи Жириновский, Соловьев и Гозман, внезапно во всю свою звонкую силу политбойцов заговорили о притеснении великого русского народа, то непременно будет Манежная площадь с зигхайлями. Как в песне – один из них был яростным фашистом, второй, как оказалось, - стукачом. Но все уже давно знают, что эти персонажи восхитительно аморальны. Поэтому и террористы вышли из сортиров незамоченными.
А так тихо вокруг. Разве что вдруг Григорий Остер выдаст очередные свои «Вредные советы» для младшего или старшего школьного возраста, а может, и для взрослых:

Если вы решили первым
Стать в рядах своих сограждан,
Никогда не догоняйте
Устремившихся вперед!
Через пять минут,
Ругаясь, побегут они обратно,
И тогда, толпу возглавив,
Вы помчитесь впереди.

Впереди планеты всей для борьбы с инородцами мобилизована не только церковь и чернь. «Патриоты» исходят желчью, мочой и прочими обильными выделениями. Жабий хор поет о патриотизме и любви к родине. Там даже стены излучают стыд, а вся страна пахнет моргом. И это не просто дурной запах, а нестерпимая вонь. И повсюду узнаваемая матерная родная речь вместо речи поэтической.
И что мы видим воочию?
Очевидность - это такое устройство очей. Оно позволяет видеть то, что следует. И что не следует тоже. И при этом хор пожарных поет: вперед, Россия! Нашему национальному лидеру, нашему брандмейстеру товарищу Насосову слава! Пей до дна! Шайбу!
Духоподъемно! И время остановлено. Стрелки будут переводиться в последний раз. Теперь на проклятом острове нет календаря.
А что же на маленькой территории «союзного государства» по имени Беларусь? Там еще веселее. Союз писателей, который был рассадником вольнодумства, диктатор-узурпатор разогнал и вместо него создал свой, сочиняющий произведения «социально значимые», во главе которого поставил...генерала-милиционера. Он в три шеренги вас построит, а пикнете, так разом успокоит. И социально значимые авторы создают «шедевры», которых свет еще не видел.
Верная примета интеллектуальной пустоты – гипноз для умственно отсталых – это количество страниц и размер букв, заменяющих содержание. Патриотическое вторсырье пошлостью было названо еще два столетия назад. Все непременно опопсят, опошлят, огламурят, особчачат.
Настоящий поэт Владимир Некляев, песни, на стихи которого, поет вся Россия, Беларусь, Польша и Литва, избит и изувечен и посажен под домашний арест, и даже в сортир его сопровождают два дуболома из КГБ, периодически вывозя его в Контору Глубокого Бурения на допросы. Вместо него появились новые барды и минетстрели. Такие бордовенькие барды из борделя.
Мы бы закрыли на них глаза, если бы это были просто злобные графоманы. Но эти - не просто злобные бездари, это фигуры на политической доске. И тяжелые фигуры, восседающие на облаках власти. Посудите сами: вот Анатолий Рубинов занимает в Белоруссии пост председателя Совета Республики – глвного начальника над «сенаторами». Он же зам. председателя парламентского собрания союза Белоруссии и России, академик Национальной академии наук, лауреат . И он же председатель Комитета по государственным премиям Белоруссии, ближайший друг и советчик последнего диктатора Европы, идеолог его политики. Недавно он сделал заявление, которое повергло в состояние грогги всех, кто это услышал: «Претензии Запада к нашей стране не связаны с выборами». Поздравляю соврамши. Так нагло врать можно только, обладая титулом академика, корифея всех наук.
Он назвал оппозицию «современными большевиками, «готовыми заключить договор с самим чертом, они способны только возбудить конфронтацию в стране, вздыбить общество». «Даже их одурманенное ненавистью и революционным пылом сознание не давало им надежды на реальную победу», они лезли на рожон. «Отрицание всего советского, огульное охаивание советской власти, безудержное самобичевание и саморазоблачение, сопровождаемые преувеличенным и гиперболизированным охаиванием советских «пороков» - все это привело к большой сумятице в головах людей, которые потеряли ориентиры и не знают кому верить».
Но все это риторика. А теперь поговорим о лирике. Дело в том, что главсенаторский начпупс издал в государственном издательстве «Лiтература i мастацтва» в Минске две поэтические книги – «Вот она, наша жизнь», и «Сердце и память». Изданы они за государственный кошт как «социально значимая литература». Один экземпляр этих шедевров стоит 13.566 белорусских рублей. Если Рубинов не удостоит свои «шедевры» Государственной премии, то зачем он тогда возглавляет этот комитет? Это лирика поэта, сочиненная им в разные годы, как сказано в предисловии. Он поделился самым сокровенным. «В ней ярко выражена гражданская позиция автора, отражены события, которые повлияли на судьбу каждого из нас и во многом изменили ход мировой истории.».
Во как! А ка вы думали?! Хотя, конечно, люди покладистые и подкладистые не столь даровиты, как наглы.
А теперь мы познакомим вас с уровнем культуры и интеллекта одного из руководителя республики Беларусь, только вы покрепче привяжите себя к креслу. Иначе выпадете в осадок. Особенно те, кто знает, что такое поэзия. Необязательно помнить, что такое ямб, хорей, анапест, амфибрахий и даже гекзаметр. Кто забыл - не бойтесь, это не ругательства, а стихотворные размеры. Для нас главное лирические откровения автора, которые бьют прямо в сердце. Вот такой амфибрахий:

Что-то печень, что-то печень расходилася,
А как ляжешь – в почки отдает.
Мне б снотворное бы очень пригодилося,
Да понос вот что-то не перестает.
Может, легче станет, если распогодится,
От давления глаза уже на лбу.
А нога покуда не расходится –
Ноет так, что не забудешься в гробу.
Лишь одно лекарство есть достойное:
Как придет весна во всей красе,
Замелькают всюду ножки стройные –
И болезни позабудешь сразу все.
Как говорила одна моя знакомая, усраться можно. Классика жанра.
И как вам?
Нечто подобное иногда звучит на нью-юркском Дебилзон-радио в передаче о народном творчестве старперов- отсосаев или начертано на стенках общественных туалетов. Но это даже пошлее и тупее, чем статьи самодеятельных «политологов» о конце времен и гибели Израиля. Но даже этот бред по качеству выше «стихов» и «откровений» белорусского рифмоплета. Однако Рубинов не из брайтонского захолустья, он в общественные туалеты не ходок, потому как является одним из столпов маленькой, но очень гордой страны, возглавляемой несменяемым и невменяемым диктатором. К тому же он академик. Это ж вам не какая-нибудь Фира Стукельман- гордость и краса Брайтон-бич. .
Едем дальше. Белглавсенатор посетил Китай. (В Европу, как вы знаете, белорусских государственных деятелей после «выборов» не пускают). И вот его впечатления о Поднебесной. Необычайно лирические:

У них там в Китае бананы, как мёд,
У них там в Китае веселый народ.
Там древние лики у древних могил,
Там кормчий великий родился и жил.
В Китае лишь одно угнетает.
Ой - ей –ай - ай - яй!
Речь китайская такая –
Без пол-литра не разберешь.

А вот «стихи» про Луку - своего «великого кормчего», который одновременно и боцман, и «морской бывалый волк» :

Нам хоть Запад, хоть Восток,
Боцман, знай, свистит в свисток..
Всё идет путем.
Капитан наш знает толк,
Он морской бывалый волк
И не подведет.
Наш корабль невелик,
Но, оставив материк,
Он ушел в туман...

Одним словом, два слова. В тумане все. А вот уж и «союзная» гордость так и прет:

И за пятьдесят каких-то лет
Мы в цивилизацию прорвались:
Космос и балет и интернет –
Все построили, освоили, создали.

Сначала освоили, а потом уж построили и создали. Балет. Это в белорусской-то академии! А также в области балета мы впереди планеты всей! Цветет урюк, идет ишак, неугомонный не дремлет враг.

А вот его обращение к чрезвычайно ласково-союзной России:

Где же ты, Россия?
Где былая сила?
Ум и доброта?
Все поотдавала,
Все проторговала
И теперь уж стала
Ты совсем не та.

Ну и главная надежда у лирического героя зиц-председателя Совета Республики – это, конечно, не только «капитан, который знает толк », а силовые ведомства. К ним он и обращается:

Берез и сосен вечен шум,
И пусть нигде пока ни зги.
Еще, ребята, будет штурм,
Еще послужат вам мозги!

Как будто они могут быть у унтер- Пришибеевых!
Может, дуболомам они и послужат, если таковые имеются, а вот академику уже служить явно не хотят.
Надо быть академиком, чтобы найти мозги у ментов, которые только и умеют что размахивать своими резиновыми «демократизаторами». Но про них отдельно:

Ох, менты, менты, менты,
Они с преступником на ты.
Его поймать для них –
Пустяк лишь сущий.
Хоть не герои, но храбры,
Хоть простодушны, но хитры,
От сериала их нас крючит всех
И плющит.
Хоть туповаты, но хитры,
Хоть неуклюжи, но храбры.
От них по телеку
И плющит нас и крючит.

Пастернак нервно курит в форточку, Шекспир застрелился, Лермонтов сошел с ума, Некрасов осенил себя крестным знамением и взалкал.
Но им и не снилось такое обращение к народу:

Ох, народ ты наш народ!
Ох, народище!
Из полтысячи пород
Одна породища.
Наш один за ихних двух –
Только дай борща!
И раз в двадцать крепче дух
Из туалетища!

Во дух пошел! На весь подлунный мир! А как же иначе, если автора все время пробирает понос?
Ко мне сами по себе просятся слова, которые не каждый биндюжник решится произнести, а тем более написать. Но в Белоруссии говорят, что теперь там практически решен вопрос о победителе попсового конкурса Евровиденья. Если к «стихам» академика и сенатора Анатолия Рубинова присобачить музыку Пукста, то он вполне может выйти на эстраду с подтанцовкой в ментовской форме с дубинками. И если танцоры как следует помахают этими указателями единственно верного пути над головой автора и исполнителя, а того прохватит в очередной раз понос, белорусско-русский дух пойдет от Норвегии до Китая, где бананы, как мёд. Триумф не воли, а маразма обеспечен.
Маразм белорусских властных выродков прогрессирует так стремительно, что вонь пошла по всей Европе, пробиваясь сквозь дощатые дырки этого «туалетища». Водка, балалайка и махорка – источник такого академического вдохновения взблеивающего упыря эпохи лукашизма.
Не станем больше всматриваться в это помойное ведро, именуемое книгами с «творчеством» Рубинова. Но о чем это говорит? О культуре общества, где каждый маразматик может взблеять. Пример, конечно, показал сам диктатор, ошарашив общественность сообщением, что он воспитывался на стихах замечательного белорусского прозаика Василя Быкова, который стихов никогда не писал. Или открытием того факта, что Франциск Скорина любил гулять по проспектам Санкт-Петербурга, хотя великий просветитель средневековья умер за двести лет до того, как град Петра был задуман.
Когда в головах «туалетище», многое себе можно позволить. Можно назначить академиком колхозника, а затем ввести в сенат безграмотного академика, можно дать ему государственную премию за духовное вырождение. Можно назначить руководителем Союза писателей графомана-мента, который будет умело лизать. Можно ввести в сенат редактора «Советской Белоруссии» Пашу Якубовича. Истории известен факт, когда римский император Калигула ввел в сенат своего коня, велел сшить для него сенаторское одеяние и назначить все привилегии, положенные сенаторам. А вот назначить поэтом никакой диктатор не может. Это в компетенции одного только товарища Бога. Профессия эта и талант – божественное предначертание. Белорусские академики об этом даже не догадываются.
Беларусь богата истинно талантливыми людьми – Рыгора Бородулина, Геннадия Буравкина, Владимира Некляева знают все. Их книг не достать, потому что «социально не значимые» - они не издаются. Их стихи сначала вставили, а потом исключили из школьных программ. Некляева и Быкова вообще запретили. Они просто опасны и не нужны. Книги авторов, которые против Луки, вообще изъяты из магазинов. Их место заняли писатели-менты, пишущие про туалетище и блядищ большими буквищами. И про кормчего, который ведет свой маленький корабль в туманную даль. Это достойная замена изъятым книгам Некляева.
Высокопоставленные глисты уже завелись не только в Доме правительства, они завелись в головах. У них свои понятия о репутации и о высоком искусстве. От этого идет очень крепкий дух, хотя корабль с боцманом ушел в туман.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
art_of_arts
Feb. 15th, 2011 10:12 pm (UTC)
светел дух после водки и проповеди,
туповат, но исполнен добра.
пусть Скорина гуляет, где попадя,
не спросив разрешенья Петра!
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

v_levin
v_levin

Latest Month

August 2011
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Page Summary

Powered by LiveJournal.com